Бизнес в мире стартапов

Бизнес в мире стартапов

Популярно

Я надеялся научиться чему-то, написав книгу. Сюрпризом оказалось то, что я получил даже больше опыта после ее издания.

Когда мы с Дэном Сенором писали книгу «Нация умных людей. История израильского экономического чуда» («Start-Up Nation». — Ред.), то ориентировались на американскую аудиторию. Мы не могли и представить, что книга появится на китайском, корейском, русском, португальском, французском, немецком, японском, турецком, арабском, иврите и множестве других языков.

За последние 27 месяцев я побывал в десятках стран, обсуждая нашу книгу. Список континентов и культур едва ли может быть расширен, но удивительное в том, что у них есть кое-что общее. Кажется, каждая страна хочет узнать, как ей добиться возникновения большего количества стартапов, и каждая верит, что построение инновационного сектора крайне важно для будущего страны. Не менее удивительно и то, что эти государства, несмотря на уникальные обстоятельства, в которых развивался Израиль, находят для себя уроки в истории «нации стартапов».

Речь идет не о самой книге. Главное — история, описанная в ней. Все, что мы сделали, это открыли природный ресурс, существование которого до сих пор неочевидно для израильтян.

Будучи израильтянами, мы одновременно горды и крайне критичны к нашему high-tech сектору. И все же фокусируемся мы на наших недостатках либо достоинствах — суть часто упускается: вокруг нас огромный мир, жаждущий инноваций, и этот мир верит, что наша маленькая страна держит к ним ключ.

Самые часто задаваемые вопросы, которые я слышу во время своих поездок: «Что это означает для моей страны?».

Суть не в имитации успеха, а в изученных уроках или, еще лучше, в сотрудничестве с Израилем. У каждой страны свой путь к инновациям. На пути США не было ни одной из проблем, ставших ключевой движущей силой в израильской истории. Тем не менее США создали Кремниевую долину, главную инновационную экосистему мира. Поэтому существуют разные пути к инновациям, и каждая страна должна найти свой, опираясь на сильные стороны, культуру и контекст.

Но к чему эта имитация? Мы могли бы скопировать немецкие машины, голливудские фильмы или французскую кухню — но зачем? Не эффективней ли будет совместить сильные стороны разных стран? Каждый из нас — продукт генетического мэшапа (смесь или слияние различающихся элементов. — Ред.), комбинация генов двух разных людей. Даже родные братья и сестры, «продукты» одних и тех же родителей, выросшие в одном и том же доме, обычно оказываются совершенно разными людьми. В этом и заключается сила сочетания различий. Большая часть креативной энергии Израиля происходит из того, что здесь встречаются множество культур. Войдите в офис одного из израильских стартапов, и вы увидите мини-ООН.

Мэшапы работают и на уровне стран. Преимущественная часть из того, что мы называем «нацией стартапов», это мэшап больших американских технологических компаний и израильских стартапов. Их сила и ценность отчасти заключается в соединении культур, но куда больший эффект — в соединении сильной стороны крупных компаний — «масштабирования» продуктов — с сильной стороной стартапов и их индустрии — инновационными изменениями.

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху сказал: «Мы — нация стартапов». Но понимание этого явления — лишь начало. Его суть должна стать частью нашего ДНК и открыть глаза на наш нереализованный потенциал. Как израильтяне, мы должны посмотреть вокруг и осознать, что значит быть нацией стартапов в мире, который становится все больше одержим инновациями.

Если заглянуть на 20 лет назад, то можно увидеть, как быстро наступают перемены. В 1992-м большинство вещей, составляющих нашу жизнь сегодня — интернет, социальные сети, мобильные телефоны, ноутбуки, планшеты, — не существовали. Большинству этих вещей не исполнилось и пяти лет. Даже люди, создававшие их в прошлом, не представляли, каким наш мир будет сегодня.

Мне кажется, что еще меньше мы представляем то, каким наш мир станет через 20 лет. Скорость перемен нарастает. А это значит, что прибыль от инноваций и вес стартап-экосистемы продолжает расти.

Не случайно президент Барак Обама и премьер-министр Дэвид Кэмерон анонсировали программы «Стартап Америка» и «Стартап Британия». Миллиарды инвестируются в новые технологические центры России, Сингапура, Китая, Дубая и многих других стран. И на то есть причина. Не случайно Нью-Йорк строит очень амбициозный новый технологический кампус, а Cornell-Technion выиграл тендер на реализацию этой идеи.

Два слона, спрятанные в комнате, если глобальную экономику считать комнатой, — это финансовый кризис и ускоряющийся процесс, когда новые страны двигаются вверх по цепочке добавленной стоимости от дешевого производства к сектору высоких технологий и инноваций. Эти два слона ведут мир по двум направлениям: назад к повышению продуктивности старыми методами, через инновации, и к развивающимся рынкам, где будет происходить основной рост.

У Израиля есть уникальная историческая возможность не только опираться на эти векторы, но и играть важную роль в ускорении их движения. У нас есть возможность не просто изменить собственную страну, включая решение вопросов социального неравенства, кризиса образования и любых других проблем, но и внести свою лепту в мировые изменения. Это наша историческая миссия как страны и как народа. Миссия, ради которой многие люди пошли на жертву. Сделаем это.

27.05.2015
Что нового
Лекции
WATCH&SHARE
Рынок
ОБЗОР РЫНКОВ
ОТРАСЛЕВЫЕ ТРЕНДЫ
ЭКСПЕРТЫ
ИДЕИ
ИННОВАЦИИ
ВДНГ TECh
ПРАКТИКА
БИЗНЕС-ПЛАНЫ
ЗНАНИЯ
ИСТОРИИ УСПЕШНЫХ
ТЕЛЕКОМ ДЛЯ БИЗНЕСА