Восход экономики внимания или что продают социальные сети?

Популярно

Я недавно задалась вопросом: «Какой самый важный аспект, в котором Интернет и онлайн-социальные медиа меняют наш мир?». И мой стандартный ответ — соотношение сил между отдельными лицами и учреждениями. Но с этим утверждением я выступала перед сложной аудиторией экономистов и студентов, собравшихся на 20-летие Новой экономической школы в Москве. И мне нужен был новый материал.
И я бросила вызов зрителям в рассмотрении следующих вопросов: в течение большей части человеческой истории не было никакой экономики, основанной на торговле и взаимозаменяемых товарах. Люди работали в малых группах и отвечали сами за себя. Дефицит был самоограничением: если вы не могли поймать свою собственную еду — вы мертвы. Специализации, торговля и ценообразование — не говоря уже о религиях и (экономически) непродуктивных религиозных учреждениях, массовом производстве, средствах массовой информации, и большом правительстве — приобретения последнего времени.
Наш современный мир представляет собой смесь из людей, которые продолжают существовать почти без внешних доходов, людей, которые производят (и потребляют) в излишестве, и других людей, потребляющих излишки, произведенные другими. Цены на сырьевые товары распространились по всему миру, хотя и находятся под влиянием местных условий и ограничений (включая тарифы и другие протекционистские меры в Китае, России, Америке, и в других местах).
Многие виды деятельности, которые ранее выполнялись «на халяву» (часто в домашнем хозяйстве), такие как секс, домашнее обслуживание и уход за больными и престарелыми, теперь часто уходят в аутсорс и учитываются, как экономический выход. В общем, было бы справедливо сказать, что эти действия выполняются более эффективно: люди, чьи навыки стоит, скажем, $ 50 в час, тратят больше своего времени, получая $ 50, а не выполняя дела «стоимостью» $ 10 или $ 20 в час .
Но интернет меняется. Сейчас он может одурманить много компаний, которые рассматривают его прежде всего как экономическую платформу, где они могут торговать или продавать вещи, или даже взимать плату за контент. Такие компании выходят в интернет, чтобы заработать деньги. Google, возможно, является чистейшим примером компании, которая превращает покупку намерения в доход, большинство других «интернет»- компаний предлагают нечто более самостоятельное.
Но многие люди большую часть времени проводят в интернете без всякой заинтересованности в покупке чего-то. Они там, чтобы узнать о мире, встретиться с друзьями, играть в игры, слушать музыку, общаться в чате, или просто «зависнуть», — и, чаще всего, чтобы привлечь внимание других людей. Благодаря экономике, которая производит излишки в большом количестве, они могут потратить гораздо больше времени на что-то экономически неактивное.
Вопрос не в том, насколько быстро машины выживут нас с работы. На самом деле, вопрос в том, будем ли мы делать все больше и больше умственного труда бесплатно или за бартер, чем все больше уподобляемся своим предкам. Вместо того, чтобы производить продукты питания или жилье для себя или для бартера, мы будем производить контент и развлечения друг для друга, не вступая в явные (налоговые) финансовые отношения. Да, есть так называемая экономика дарения, но есть также внимание рынка, которые не могут быть взаимозаменяемыми, что возвращает нас в старые времена.
Экономические и психологические последствия этого являются весьма существенными. Кажется довольно очевидным, что большинство людей улучшают свою самооценки и психическое здоровье путем совершения полезной деятельности, будь то воспитание детей или получение зарплаты. Я не предсказываю утопический мир, в котором все одинаково оценены. Но это может быть мир, в котором люди используют свои Klout Score (показатель онлайн-влияния личности), количество читателей их Twitter или аналогичные показатели, чтобы оправдать свое существование, придать значение своей деятельности, а также улучшить самооценку.
Беда (для экономистов и традиционного бизнеса, по крайней мере), что это будущее нарушает традиционные понятия экономического роста. Компании, которые предоставляют контент, все чаще оказываются конкурирующими с людьми, которые предлагают развлечения бесплатно. Это явление пока не так заметно, потому что аналитики больше сосредоточились на популярных блоггерах и интернет СМИ, которые конкурируют с традиционными СМИ.
Но реальным изменением является рост «длинного хвоста» — миллионы дополнительных единиц контента (электронная почта, Facebook сообщения, текстовые сообщения), которые читают лишь несколько человек. Это возможно только в интернете, с исчезающе малыми затратами на распределение. Это нельзя назвать неизмеренной экономикой прошлого, скорее такой, где мы оцениваем наши усилия в других направлениях.
Как это происходит экономически? Если мы создаем наши собственные экономические излишки без учета этого — американский писатель Клей Ширки называет это «когнитивным излишком» — как это влияет на экономическую статистику и, в конечном счете, формирует стимулы и виды деятельности? Должны ли мы тратить больше на «связь», то есть аппаратные средства и инфраструктуру, даже если их реальная стоимость не может быть подсчитана? Можем ли мы применить этот излишек на что-то «полезное»?
Теперь, мода (не говоря уже об одежде) становится все дешевле и дешевле. Но вы можете «создавать» моду бесплатно, проектируя аватары для себя. Будет ли мир когнитивных излишков проще для нас, станем ли мы более экологически ответственными, будем ли руководствоваться включением внешних факторов в цены на физические блага, и в конечном итоге прекратим «потребительство» физических благ и станем тратить больше средств на виртуальные ценности?
Это не является целью экономики продавцов, которые привлекают внимание потребителей для того, чтобы им что-то продать. Скорее всего, внимание здесь имеет свою собственную внутреннюю, не монетизированную ценность. Это экономика внимания, в которой люди тратят свое личное время, привлекая внимание других людей различными способами, будь-то создание креативной аватары, перебрасывание содержательными комментариями, или накапливание «лайков» за фотографию кота.
Как мы вынуждены распространять нашу физическую ДНК, так, по-видимому, у нас есть желание распространять нашу виртуальную идентичность, чтобы нас не могли стереть. Вместо того, чтобы оставлять физических потомков, мы предлагаем себе обзавестись виртуальным наследием.

01.12.2014
Что нового
комментарии
Лекции
WATCH&SHARE
Рынок
ОБЗОР РЫНКОВ
ОТРАСЛЕВЫЕ ТРЕНДЫ
ЭКСПЕРТЫ
ИДЕИ
ИННОВАЦИИ
ВДНГ TECh
ПРАКТИКА
БИЗНЕС-ПЛАНЫ
ЗНАНИЯ
ИСТОРИИ УСПЕШНЫХ
ТЕЛЕКОМ ДЛЯ БИЗНЕСА