«Ковидные» деньги: новая финансовая модель мира

«Ковидные» деньги: новая финансовая модель мира | Kyivstar Business Hub изображение №1
26 августа 2021
Интервью

Пандемия стала причиной финансовой поддержки экономики со стороны правительств многих стран. Это позволило поддержать бизнес и восстановить его рост, но одновременно создало потенциальные опасности. В чем они заключаются и как может развиваться ситуация дальше? И как действовать бизнесу в этих условиях? Об этом рассказал Евгений Пенцак, профессор финансов и руководитель программы MBAF kmbs.

Экономика, переполненная деньгами

Сейчас ситуацию во многих странах мира можно сравнить с человеком, который лезет на высокое дерево и обрубает за собой ветки. Эта метафора актуальна еще с 2007 года. Тогда началась большая финансовая рецессия, и возник вопрос: как ее «лечить»? Никто не знал, что нужно делать, и, в конце концов, проблему засыпали «обезболивающим» – деньгами (так называемыми программами количественного смягчения). Три такие программы в США влили в экономику более $5 трлн через «шлюзы» – коммерческие банки.

Большое количество свободных денег и снижение кредитных ставок означали, что компании получили возможность реализовывать проекты, которые раньше не могли себе позволить. Организации стали активнее развиваться и создавать новые возможности для трудоустройства. Соответственно, это позволило уменьшить уровень долгосрочной безработицы. А именно он является одним из двух основных показателей, на которые ориентируется Федеральная резервная система (ФРС). Второй – это инфляция.

Финансовая поддержка привела к росту уровня заработной платы, но еще не обусловила высокий уровень инфляции. Это то, к чему стремилась ФРС: держать инфляцию под контролем, но уменьшать безработицу до базового уровня в 4-5%. Собственно, до пандемии ей это удавалось.

Реакция на пандемию и ее последствия

Во время пандемии процесс наполнения экономики деньгами дополнительно ускорился благодаря прямым вливаниям, то есть выплатам средств малым и средним бизнесам, которые потеряли заработки, и самим людям. Компаниям начали предлагать кредиты с нулевыми ставками, чтобы они могли выплачивать зарплаты сотрудникам. Таким образом, людей в богатых странах стали напрямую «заливать» деньгами. Объемы этих средств в США превысили несколько триллионов долларов.

Однако деньги, влитые в экономику через программы смягчения, не возвращались обратно. Соответственно, начал расти и государственный долг США. Если на момент начала великой рецессии он составлял $10 трлн, то в 2021-м превысил отметку в $28 трлн – и пока никто не собирается жать на тормоза.

Когда пандемия пошла на спад, продажи начали восстанавливаться, и компании снова стали получать большие прибыли. Фондовые рынки отреагировали на это беспрецедентным ростом. И сейчас все три базовых индекса (NASDAQ, S&P 500, DJI) достигли наибольших значений за всю свою историю. С 2009 года они выросли в несколько раз.

Как известно, увеличение объема денег в экономической системе может привести к росту инфляции. Она уже сейчас в США составляет 5% и может еще увеличиться. Однако запускать обратный процесс (возврат денег) и увеличивать их стоимость государство пока не спешит. Таким образом, деньги будут оставаться дешевыми. ФРС считает, что сможет сдерживать инфляцию, и ориентируется в первую очередь на уровень безработицы в стране.

Инвесторы считывают сигнал от ФРС и понимают: в ближайшее время ожидать перетекания средств от рынка акций к рынку облигаций не стоит. Соответственно, фондовые рынки растут все больше, и инвестиционные банкиры делают ставку на акции. Продолжая метафору с деревом, можно утверждать: сегодня мы лезем на него быстрее, чем оно растет.

Это вызывает беспокойство некоторых финансистов: скажем, показатель Price Earnings Ratio (соотношение цены компании и прибыли, которую она генерирует) для большого количества организаций сейчас составляет 20-25, а для некоторых превышает 50. А в норме он должен был бы находиться в пределах 15-20, то есть немало бизнесов сегодня переоценены. Но инвесторы продолжают покупать и не перестанут этого делать, пока не получат сильный сигнал от регулятора или не найдут другое направление для капиталовложений.

Кому выгоден рост?

Почему государство не пытается вернуть деньги и остановить «раздувание» фондового рынка? Потому что на самом деле этот процесс ей выгоден. Рост бизнеса означает, что компании будут платить больше налогов, поэтому США сможет легче рассчитаться со своими долгами.

Итак, американское государство не спешит. А это значит, что в будущем мы можем увидеть обесценивание доллара. Люди, которые сейчас «сидят на деньгах» (в частности, долларах), особенно в бедных странах, могут пострадать. В США таких мало: американцы в основном инвестируют в фондовые индексы. Поэтому за вливание денег в их экономику будет расплачиваться население стран, где нет фондовых рынков, а люди не доверяют государству и держат наличные.

Таким образом, мы видим рождение новой модели мира: США обесценивает деньги, что позволяет легче рассчитаться с долгами за счет других стран, где нет развитой финансовой системы. А насыщение экономики деньгами создает риски повышения инфляции.

Измерения глобальной поляризации

Описанные процессы ведут к росту зарплат. Прежде всего (но не только), в сфере высоких технологий, где могут возникать интересные инновации, соответственно, и создаваться большая ценность. Кто сегодня умеет конвертировать высокие технологии в ценность, доминирует в мире. Неудивительно, что гиганты (Facebook, Apple, Amazon, Netflix, Google, Microsoft) растут на 70-100% в год.

За последние 2-3 года в некоторых сферах бизнеса зарплаты удвоились, а найти хорошего специалиста стало очень сложно даже на эти деньги. Подобное можно наблюдать и в Украине: в некоторых IT-компаниях есть сотни незакрытых вакансий. А зарплаты уже превысили немецкие.

Это можно назвать кризисом человеческого капитала: крупные компании забирают себе лучших, а малым и средним остаются остальные, и они должны работать с теми, кто есть. Но, к сожалению, если специалист не является сильным, то какой бы ни была его зарплата, он не сможет создать большую ценность.

В итоге крупные компании становятся сильнее, а средние и малые проигрывают в конкурентной борьбе. Это является одним из измерений поляризации современного мира.

Еще одно измерение – неравенство в доходах, богатстве населения. Все меньшая доля людей обладает все большим количеством денег. В перспективе это чревато социальными революциями. Финансовая помощь от государства (в том числе «ковидная») помогает не допустить этого. Она становится аналогом базового безусловного дохода, о котором уже давно размышляют экономисты и политики.

Общественные блага сейчас распределяются неравномерно и несправедливо. Например, образование и медицина недофинансированы, система «выжимает» все возможное из сотрудников этих сфер, не давая взамен достойной оплаты. Поэтому мы оказались перед опасностью развала медицинской и образовательной системы.

Подводя итог, большие объемы «ковидных» денег привели к быстрой смене финансовой парадигмы мира. Сильные становятся еще сильнее, богатые – еще богаче. Но финансовая поддержка пока помогает сдерживать недовольство людей неравномерным распределением благ.

Инвестиции или потребление

Украина не осталась в стороне от глобального процесса, поэтому денег в стране сейчас много. С ними нужно что-то делать. Один из самых простых путей – тратить, и многие поступают именно так: об этом свидетельствует рост продаж в мировом лакшери-сегменте.

Все больше людей в Украине начинают вкладывать деньги в фондовые рынки, и либерализация финансовой системы этому способствует. Также восстанавливается направление инвестирования в недвижимость. Увеличение заработных плат и глобальная инфляция приводят к росту себестоимости строительства. Таким образом, люди вкладываются в жилье, и это одна из лучших альтернатив наряду с вложением в государственные облигации.

Возникают и новые тренды. Например, компании все чаще вкладываются в корпоративные пенсионные фонды, которые позволят защитить сотрудников в будущем. Это становится дополнительным конкурентным преимуществом для бизнеса: люди будут выбирать компании, которые способны обеспечить им достойную пенсию.

Стоит отметить, что инвестирование в фондовые рынки США, которое доступно сейчас для жителей разных стран, ведет к еще большему их росту. Но это не навсегда. Глобальная инфляция может съесть прибыль, если начнет сильно увеличиваться (а об этом предупреждает целый ряд экспертов). Впрочем, держать деньги – это, в любом случае, плохая альтернатива, потому что они при сильной инфляции обесценятся еще больше.

Убеждение «наличные – это король» уже уходит в прошлое. Думать, что рынки когда-нибудь упадут, и можно будет дешево что-то купить, не стоит. В Европе ставки доходности депозитов и доходность 10-летних государственных облигаций являются отрицательными: значит, человек должен платить, чтобы сохранить свои деньги. Средства уже не дают прирост сами по себе, как прежде. Если с ними ничего не делать, они будут терять ценность.

Сценарий будущего

«Ковидные» программы в богатых странах развращают людей. Они не хотят работать, ведь и так есть что есть и где жить. Это приводит к деградации, и чем дольше она продлится, тем сложнее человеку будет вернуться на рынок труда. 3-5 лет сидения дома, игры на компьютере и получения помощи от государства – практически необратимый процесс.

Другая сторона проблемы заключается в том, что и экономике такие люди уже не очень нужны. Автоматизация продолжается, и низкоквалифицированные сотрудники не нужны рынку. Более того, уже и финансистов и аналитиков увольняют сотнями, потому что с их работой может справиться искусственный интеллект. На очереди преподаватели, врачи и т.д.

В будущем мы можем прийти к системе, в которой 5% людей станут отдавать приказы машинам, а остальные 95% не будут иметь контроля над собственной жизнью. За небольшой группой умных людей, способных генерировать ценность, компании станут охотиться, а другие будут никому не нужны. Таланты из бедных стран продолжат оттекать в богатые государства. Сейчас мы видим, что пандемия существенно ускоряет этот сценарий.

Какие бизнесы выживут?

Лучшие перспективы сейчас – у компаний с глобальной перспективой: тех, кто масштабируется, выходит на мировой рынок. Даже во время пандемии такие бизнесы продолжают расти.

На глобальных рынках намного больше денег и они дешевле. Например, у нас существуют кредитные ставки в 18%, в то время как в некоторых странах есть нулевые или отрицательные. Рынок финансового посредничества у нас не работает. Поэтому за границей деньги дешевые – а у нас дорогие. Таким образом, локальные игроки, не имея доступа к дешевым кредитам и талантам, не смогут развивать даже хороший продукт.

На самом деле пандемия не остановила глобализацию. Она продолжается и углубляется. И в Украину тоже будет приходить все больше глобальных корпораций, усиливать конкуренцию и увеличивать давление на местный бизнес.

Главный вывод, который следует сделать сегодня и людям, и компаниям, и государствам, – это необходимость сформировать собственную стратегию развития и постоянно двигаться, чтобы увеличивать свою ценность.