Малкольм Гладуэлл
Разговор с незнакомцами
27.04.2020
Издательство: Little, Brown and Company, Год выпуска: 2019

Разговор с незнакомцами

  • Лучшая книга 2019 года по версии The Financial Times
  •  Малкольм Гладуэлл – автор нескольких бизнес-бестселлеров
  •  Bloomberg, Chicago Tribune, Detroit Free Pres выделяют это издание среди лучших книг 2019 года
Авторы
Малкольм Гладуэлл
Дата обзора
27 апреля 2020
Слушайте обзор
0:00 0:00
166

Что мы должны знать о людях, которых не знаем

Основная идея

Малкольм Гладуэлл считает, что есть нечто кардинально неправильное в инструментах и стратегиях, которые мы используем, чтобы понять людей, которых не знаем. И поскольку мы не понимаем, как разговаривать с незнакомцами, то создаем проблемы, конфликты и недоразумения, которые оказывают глубокое влияние на нашу жизнь. У нас нет выбора, говорить ли с незнакомцами, особенно в нынешнем мире без границ. Мы больше не живем в деревнях. Нам кажется, что мы можем легко и безболезненно превратить незнакомца в знакомого, однако часто так не случается. И тем важнее понимать, как работает наше мышление, что мы упускаем из виду, а чему уделяем чрезмерное внимание.

Человек vs компьютер

Гарвардский экономист Сендхил Маллайнатан решил провести исследование, используя Нью-Йорк как тестовую площадку. Его команда собрала записи о 554 689 обвиняемых, чьи дела слушались в судах с 2008 по 2013 годы. Проанализировав статистику, исследователи узнали, что судьи Нью-Йорка отпустили под залог свыше 400 тысяч из них.

На следующем этапе Маллайнатан создал систему искусственного интеллекта (ИИ) и загрузил в нее ту же информацию о подсудимых, которую обвинители предоставляли судьям (например, возраст и историю совершенных преступлений). Компьютер должен был составить собственное суждение о том, кого из этих людей стоит выпустить под залог.

Оказалось, что списки, составленные судьями-людьми и ИИ, сильно отличались. Те, кто попал в число наименее опасных по версии компьютера, с вероятностью на 25% меньшей могли совершить новое преступление в ожидании суда. Другими словами, ИИ принимал гораздо более осмысленные решения, чем человек. Особенно была заметна разница в отношении 1% обвиняемых, которых ИИ посчитал самыми опасными. Судьи, глядя на документы этих же людей, выпустили 48,5% из них под залог.

В чем была причина такой разницы? Судья получал информацию о задержанном из трех источников: документов (возраст, история приводов и т.д.), выступлений адвоката защиты и обвинителя в суде, а также собственных наблюдений. Компьютер пользовался только документальными данными. И благодаря этому принимал лучшие решения. В отличие от судьи, он не думал о том, какие чувства вызывает у него обвиняемый.

Очевидно, что информация, которая казалась полезной, на самом деле мешала принимать качественные решения. Получается, что личная встреча с заключенным не только не была нужна для вынесения приговора – она ухудшала шансы судьи на адекватную оценку дела.

Порог правды

Гладуэлл рассказывает об аналитике Гарри Маркополосе, который считает, что математика – это истина. Когда он исследует инвестиционную возможность или анализирует бизнес, то предпочитает не встречаться с руководителями этих компаний лично. Маркополос объясняет свое решение так: «Я хочу видеть и слышать, что они говорят в своих публичных выступлениях, а затем анализировать эту информацию математически… Я стремлюсь докопаться до правды. Я не хочу составлять личное мнение о ком-то, потому что это может негативно повлиять на дело». Автор же считает, что в разуме Маркополоса нет никакого порога между сомнениями и недоверием: он подозрителен по умолчанию.

Пять основных мыслей

  • В повседневной жизни мы не так часто сталкиваемся с ложью, поэтому наше неумение отличать ее от правды, как правило, не имеет катастрофических последствий.
  • Сама жизнь привела нас к тому, что незнакомцам можно доверять: риски попасть на лжеца гораздо ниже, чем достоинства эффективной коммуникации, которая была бы невозможна при постоянных подозрениях.
  • Многочисленные исследования показывают, что мы часто переоцениваем то, насколько наши лица выражают наши чувства.
  • Если вы хотите оставаться собой, взаимодействуя с незнакомцами, то нужно избегать общения в состоянии опьянения.
  • Общаясь с незнакомцем, важно учитывать не только его поведение, но и другие обстоятельства, в частности то, где и когда вы с ним столкнулись.

Практически в каждой культуре есть архетип юродивого: это кто-то непохожий на большинство, иногда даже безумный, однако говорящий правду, которую не видят или не хотят замечать другие. Тот, кто стоит в стороне от социальной иерархии, более свободен, поэтому может поставить под сомнение то, над чем остальные даже не задумываются. Яркий пример – ребенок из сказки Андерсена, который кричит: «А король-то голый!».

Представителей архетипа «юродивый» отличает умение увидеть ложь. Автор утверждает, что в повсе­дневной жизни мы не так часто сталкиваемся с ложью, поэтому наше неумение отличать ее от правды, как правило, не имеет катастрофических последствий. По умолчанию мы настроены на то, что информация, которая к нам поступает, правдива. И в этом есть логика: это экономит время.

Статистика говорит, что вероятность лжи – весьма мала, и нам обычно этого достаточно, чтобы верить. Однако юродивый не думает в таких терминах, его не интересует статистика.

Время от времени каждому обществу нужны юродивые, потому что они выполняют важную функцию. Гарри Маркополос стал героем в истории о расследовании финансовой аферы Бернарда Мейдоффа (он создал настоящую пирамиду в сердце Уолл-стрит).

Однако другая сторона правды заключается в том, что все не могут быть юродивыми. Сама жизнь привела нас к тому, что незнакомцам можно доверять: риски попасть на лжеца гораздо ниже, чем достоинства эффективной коммуникации, которая была бы невозможна при постоянных подозрениях. Да, иногда случается обман, порой весьма значительный (как в случае с аферой Мейдоффа). Однако если бы на Уолл-стрит все были юродивыми, подобно Гарри Маркополосу, тогда Уолл-стрит попросту не существовало бы.

Идея о прозрачности

Но все же почему судьи настолько плохо по сравнению с ИИ оценивали, стоит ли выпускать подозреваемого под залог? Чтобы дать ответ, автор рассказывает о теории прозрачности. Она гласит: человеческое поведение и то, как мы презентуем себя вовне, приоткрывает окно в наш внутренний мир. Когда мы не знаем кого-то или не можем поговорить с ним, то верим: можно сделать правильные выводы о нем, исходя из его поведения и внешнего образа.

Информация, которая кажется полезной, на самом деле может мешать принимать качественные решения

Эта идея отчасти объясняет успех сериала «Друзья». Можно не смотреть шоу полностью, а включить на любом эпизоде – и все будет понятно, потому что мимика актеров в точности отражает эмоции, которые переживают герои. Поэтому смотреть сериал легко и понятно: он полностью прозрачен.

У идеи о прозрачности длинная история. Началась она в 1872 году, когда Чарльз Дарвин опубликовал работу «Выражение эмоций у человека и животных». Он первым высказал мысль о том, что улыбка, сморщивание носа и другие мимические проявления – часть эволюционной адаптации, общая для всех людей. Правильно передавать свои эмоции было настолько важно для выживания вида, что наши лица постепенно превратились в «биллборд для сердца».

Интуитивно мы согласны с идеей о прозрачности: действительно, дети улыбаются, когда радуются, и хмурятся, когда сердятся, хотя их никто этому не учил. А когда мы смотрим «Друзей», то понимаем эмоции героев, даже если наша культура далека от американской. Судьи, о которых шла речь выше, тоже полагаются на теорию прозрачности: они верят, что для вынесения вердикта важно увидеть подозреваемого воочию.

Гладуэлл рассказывает об истории, которая произошла несколько лет назад. Женщина-мусульманка, выступавшая истицей по делу, пришла в суд в никабе. Судья попросил снять никаб, истица отказалась – и он отклонил дело. Аргументация судьи была следующей: «Когда я слушаю показания, мне нужно видеть ваше лицо – видеть, что на нем происходит. Без этого я не смогу понять, говорите ли вы правду».

Многие люди согласны с мнением судьи. Тем не менее компьютер в эксперименте Маллайнатана принимал судебные решения лучше человека. Потому что реальная жизнь – это не сериал, и теория прозрачности в ней не работает так, как предполагал Дарвин.

Это подтверждает исследование, проведенное антропологом Сергио Джарилло и психологом Карлосом Кривелли. Они составили карточки с изображением людей, испытывающих базовые эмоции (страх, счастье, грусть, отвращение, злость), дополнили комплект нейтральным выражением лица – и показали испанским школьникам. У детей не было проблем с распознаванием эмоций.

Затем ученые отправились на острова Тробриан в Соломоновом море, где живет племя, далекое от современной цивилизации. И показали те же карточки папуасам. Если мадридские школьники в 100% случаев распознавали счастье, то тробрианцы – только в 58% (а еще 23% смотрели на картинку и считали, что это – нейтральное выражение лица). Для остальных эмоций у тробрианцев цифры были еще ниже.

Также исследователи сделали интересный вывод: то, что в нашей культуре считается проявлением страха, в племени было выражением лица того, кто хочет напугать другого. Само чувство страха тробрианцы ощущают так же, как мы, но по какой-то причине показывают его иначе.

Подобные исследования проводились не раз на других племенах, и результат получался одинаковым: эти люди не называли эмоции так же, как представители современной глобальной культуры. Более того, есть вероятность, что и в Древнем Риме выражения лица толковались по-другому.

Гладуэлл задался вопросом: а действует ли теория прозрачности внутри одной культуры? Оказывается, нет. Многочисленные исследования показывают, что мы часто переоцениваем то, насколько наши лица отражают то, что мы чувствуем. К примеру, ученые провели эксперимент, в котором испытуемые попадают в ситуацию, которая их сильно удивляет. По 10-балльной шкале они оценили степень своего удивления в среднем на 8,14. Однако, проанализировав записи камер видеонаблюдения, исследователи увидели только у 5% людей выражение лица, соответствующее нашим представлениям об изумлении: расширенные глаза, поднятые брови, упавшая челюсть. Еще у 17% наблюдалось два из трех признаков удивления.

Прозрачность – миф, делает вывод Гладуэлл. Насмотревшись фильмов, где актеры изображают эмоции, люди считают, что на их собственных лицах чувства так же хорошо видны. Но на самом деле это не так. Удивленные люди не всегда выглядят удивленными, испуганные – испуганными. А если у человека есть эмоциональные проблемы, далеко не всегда это можно сказать по его внешнему виду. Именно поэтому компьютер делает лучшие выводы, чем судьи: он не полагается на то, на что полагаться не стоит.

Теория близорукости

Один из факторов, который сильно влияет на наше восприятие окружающей реальности, – это прием алкоголя. Гладуэлл считает, что люди заблуждаются, считая, что можно доверять словам пьяного (потому что он якобы говорит то, что хотел бы сказать в трезвом состоянии).

Автор рассказывает о теории близорукости (миопии), которая была предложена психологами Клодом Стилом и Робертом Джозефсом. Они утверждали, что основной эффект алкоголя – сужать наше ментальное и эмоциональное поле зрения. Психологи говорили, что алкоголь создает состояние, при котором определенные аспекты нашего опыта приобретают диспропорционально большое влияние на поведение и чувства.

Часто люди пьют, находясь в грустном настроении, и иногда это помогает развеселиться. Но в других случаях – делает тревожного человека еще более тревожным. Теория миопии объясняет, почему так происходит. Каким будет эффект, зависит от того, что будет делать человек во время приема алкоголя. Скажем, если он будет на стадионе в окружении шумных фанатов, это на время отвлечет его от проблем, потому что в центре его внимания окажется игра, а все остальное отойдет на задний план. Однако если тот же человек будет в одиночку сидеть в углу паба, то ему станет еще грустнее: ничего не будет отвлекать его от внутренней боли. Алкоголь отдает вас в руки окружения. Все, кроме непосредственно получаемого в эту минуту опыта, становится не столь значимым.

Стоит задуматься

  • Доверяете ли вы незнакомцам или относитесь к ним с подозрением по умолчанию?
  • Часто ли вы делаете выводы о человеке, основываясь на его внешнем образе?
  • В каких случаях якобы полезная информация мешала вам принимать правильное решение?

Cледует сделать

  • Не основываться на своей интуиции, вынося суждение о людях.
  • Проанализировать, какие положительные и отрицательные стороны доверия к незнакомцам вы видите.
  • Научиться учитывать контекст, в котором происходит общение.

Еще одно положение теории близорукости гласит, что состояние опьянения имеет наибольшее влияние в ситуации, где есть конфликт между двумя суждениями: одним близким, вторым отдаленным. Скажем, человек считает себя смешным, и окружающий мир с этим согласен. В этом случае конфликта нет. Но если он считает себя смешным, но на самом деле таковым не является, алкоголь сгладит это несоответствие, и в состоянии опьянения ему будет казаться, что все вокруг воспринимают его настоящим комиком. Другими словами, когда мы находимся под воздействием алкоголя, наше понимание истинных себя меняется.

Мы привыкли считать: «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». Но на самом деле это неправда. Наш характер, наша личность, по сути, и состоит из управления конфликтами между краткосрочными и долгосрочными стремлениями. Например, хорошим родителем нас делает умение отложить немедленные желания (поспать, побыть в одиночестве) от жизненного приоритета (правильно вырастить ребенка). Под воздействием алкоголя мы не проявляем себя истинного – мы истинные исчезаем, потому что эти конфликты стираются.

Каковы последствия этого эффекта? Человек, который знает, что его шутки обычно не вызывают смеха, под воздействием алкоголя «забывает» об этом и может пошутить. А тот, кто осознанно держит свою агрессию под контролем в нормальной жизни, в состоянии опьянения может нанести другому вред.

Гладуэлл пишет о том, что люди недооценивают силу теории миопии. Скажем, в одном исследовании студентов спросили, что, по их мнению, помогло бы уменьшить уровень сексуального насилия. Только 33% сказали: меньше пить. И только 15% считают, что помогло бы введение ограничений на алкоголь в кампусе.

Урок, который можно извлечь из теории миопии, прост: если вы хотите оставаться собой, взаимодействуя с незнакомцами (и не только), то нужно избегать общения в состоянии опьянения.

Поведение в контексте

После Первой мировой войны многие дома в Великобритании стали использовать так называемый городской газ для нагрева воды и плит. Он производился из угля и состоял из нескольких компонентов, в том числе моноксида углерода (угарного газа), не имеющего запаха. В последующие десятилетия отравление угарным газом стало одним из самых популярных способов самоубийства в Британии. К примеру, в 1962 году 44,2% самоубийц в Англии и Уэльсе воспользовались этим методом, чтобы свести счеты с жизнью.

Однако в 1960-х британская газовая система начала трансформироваться, и городской газ заменили природным. Соответственно, домо­хозяйства стали переходить на другие плиты, бойлеры и т.д. К осени 1977 года процесс перехода на природный газ был закончен. И с этого времени самым страшным, что могло случиться после засовывания головы в духовку, была головная боль. Поэтому количество самоубийств, совершенных с помощью газа, снизилось до нуля.

Гладуэлл решил узнать: изменилось ли общее число самоубийств? Стали ли потенциальные самоубийцы отказываться от своих планов, когда самый популярный способ стал недоступен? Или нашли другой способ довести задуманное до конца? Один вариант ответа подразумевает так называемое смещение: если у человека есть серьезное намерение, то он найдет способ его реализовать, даже если самая доступная альтернатива исчезнет. Вторая гипотеза говорит о том, что суицид – это поведение, связанное с контекстом.

Правильно передавать свои эмоции было настолько важно для выживания вида, что наши лица постепенно превратились в «биллборд для сердца»

Автор исследовал статистику и пришел к выводу, что правильной является вторая альтернатива. Если смотреть на график количества самоубийств, то окажется, что он двигался вверх, когда появился городской газ, и пошел на спад, когда Британия стала переходить на природный газ.

Рассуждая о суициде, мы редко принимаем во внимание сам метод. И подсознательно относимся скептически к идее о том, что если максимально усложнить этот процесс, то можно спасти немало жизней, говорит Гладуэлл.

Наша способность разбираться в людях весьма ограничена. Но недоверие по умолчанию – плохая альтернатива

Этот случай – лишь один из примеров связи между поведением и контекстом. Автор советует: взаимодействуя с незнакомцем, важно учитывать не только его поведение, но и другие обстоятельства, в частности то, где и когда вы с ним столкнулись. Это во многом определяет, кем он для вас будет.

Наша способность разбираться в людях весьма ограничена. Но недоверие по умолчанию – плохая альтернатива.

Скачать обзор:
166
kmbs
Интеллектуальный партнер проекта Digest