На сайті здiйснюються технічні роботи, у зв'язку з чим можливе некоректне відображення статей. Просимо вибачити за тимчасові незручності.

Бойтесь, когда вокруг жадные, но будьте жадными, когда вокруг боятся

Наразі цей матеріал доступний лише російською. Ми працюємо над тим, щоб додати українську версію. Перепрошуємо за тимчасові незручності.


Я работаю в энергетике уже лет 10. Основной свой опыт я получил, работая в энергетике на постсоветском пространстве. Я начинал работу в Казахстане в 2005 году, потом работал в Лондоне, в Турции, в Камеруне, в Мозамбике, в Китае, в Афганистане, Пакистане, Кыргызстане…этот долгий путь примерно 5 лет назад привёл меня в Украину.
Сейчас и здесь, в этой стране, в городах очень много страха. Наверное, все мы это чувствуем: мы не знаем, что будет завтра, это непредсказуемо. Но это как раз то время, когда, как говорит Уоррен Баффет, нам надо быть жадными – жадными до возможностей, до инвестиций, до карьерного роста, жадными до жизни. Бойтесь, когда все вокруг жадные, но будьте жадными, когда вокруг вас все боятся.
Моя карьера началась в 2005 году в Казахстане. Была такая станция (и сейчас есть) – AES Экибастуз, в Северном Казахстане, город Экибастуз. Многие. наверное, слышали об этом городе по фильму «Место встречи изменить нельзя», когда Промокашку забирают, он кричит: «Я не хочу назад в Экибастуз!» Я никогда не хотел в Экибастуз, пока туда не попал. Бывший ГУЛАГ, бывшая колония, Солженицын там сидел и в основу «Архипелага ГУЛАГ», во многом, лёг именно опыт, полученный в Экибастузе. В 1996 году американская публичная компания AES купила станцию – крупнейшую угольную электростанцию в мире на тот момент, 4 тысячи мегаватт установленной мощности. Чтобы вы понимали: станция была разобрана на металлолом, из 4 тысяч мегаватт работало 300, и то 5 дней в неделю. На складе оставалось угля на 7-8 дней в таком режиме, в стране были веерные отключения. Ничего не напоминает? Надеюсь, что нет, но боюсь, что скоро нам напомнит.
Зачем они туда пришли? Этот вопрос я часто задавал и коллегам, и моему бизнес-партнёру, который стоял у истоков этого проекта. Они пришли туда именно из-за посылки Уоррена Баффета, с которой я начал, решили быть жадными, когда все вокруг них боялись. Большинство западных инвесторов не могло найти Казахстан на карте, я уже не говорю об Экибастузе. Но компания AES, c теми ценностями и принципами, с которыми она приехала, не побоялась и вошла.
Именно в этой компании мне посчастливилось поработать в 2005-2008 году, в развитии её, становлении и, наверное, в конце этой компании. Но что произошло за это время и вывод, который я сделал для своей карьеры: очень важно, чтобы в карьере и в компании были принципы, чтобы были те самые ценности и та культура, в которой вам комфортно работать. Если её нет, это будет не жизнь, а работа. Вы должны тратить 8-10-12 часов в сутки, чтобы идти куда-то и делать что-то. Если вы не разделяете ценности культуры компании, в которой вы работаете, то зарплата не стоит того, чтобы туда ходить.
Почему AES были успешны в Казахстане? Потому что люди ходили туда не как на работу, а с целью – с целью сделать новый бизнес в Казахстане, его развить и внедрить в него те принципы и ценности, которые были в AES не только на этой станции, но и в стране в целом.
В чём это заключалось? AES никогда никому не платила взяток. До сих пор мне никто не верит, когда я это рассказываю, но так и было. Одна из крупнейших станций, 15% от всего производства электроэнергии страны, огромное количество желающих – от санэпидстанции до угледобычи и т.д., и т.д., которые хотели, чтобы им платили взятки. Ни разу никому. Правда, пришлось купить один и тот же угольный разрез 3 раза. Потому что первый раз купили – и его забрали, второй раз его арестовали, третий раз уже не трогали. Да, это платёж за принципы, но вокруг этих принципов сплотилась команда, которая смогла достичь высот, которых я не вижу у многих и многих компаний в постсоветской энергетике.
Продолжение следует…

17.11.2013
Що нового
Популярне