В режиме автозамены: роботы или люди?

Футурологи-оптимисты говорят, что роботы заменят только самые простые профессии, а люди переучатся на сложные. Но все ли здесь учтено?

Предсказывать будущее в наши дни стало абсолютным must have среди экспертов. Когда технологии меняют мир настолько стремительно, очень хочется заглянуть хотя бы на несколько лет вперед. Цели разные. Потребителям — пофантазировать, восхититься и/или ужаснуться, бизнесам — скорректировать планы, политикам — продумать меры по сохранению спокойствия в социуме на случай “большого технологического шухера”.

К примеру, вот несколько данных из исследования McKinsey Global Institute от декабря 2017 года, а также их более ранней статьи:

— к 2030 году из-за растущего количества роботов 400-800 млн человек могут потерять работу — 75-375 млн из них, возможно, переквалифицируются;

— порядка 59% всей производственной деятельности может быть автоматизировано;

— потенциально автоматизируемо: 90% задач, которые выполняют сварщики и фрезеровщики, 73% профессий в общепите, 43% рабочего времени в финансовом секторе;

— здравоохранение имеет технический потенциал для автоматизации около 36% — однако эта цифра ниже для тех специалистов, чья повседневная деятельность требует экспертизы и прямого контакта с пациентами (в McKinsey считают, что для медсестры только менее 30% деятельности могут быть технически автоматизировано).

Такие цифры — где-то больше, где-то меньше — встречаются во многих источниках. По роду деятельности я часто посещаю мероприятия по нейросетям, машинному обучению и big data. Именно эти области разработок заставляют роботов обыгрывать нас в шахматы и го, ретушировать фото и видео так, что мы не видим разницы с настоящим, помогать автомобилям двигаться без водителя.

Конечно же, на таких ивентах почти все говорят, что искусственный интеллект заместит отдельные профессии. Из очевидного под угрозой:

  • сотрудники колл-центров, потому что есть чат-боты;
  • водители грузовиков и таксисты — самоуправляемые автомобили однажды обойдутся без них;
  • частично юристы и частично врачи — базовые заключения и базовая диагностика может делаться чат-ботами и системами автоматического анализа.

Возникает вопрос: что будет с этими людьми, которых вытесняют технологии?

И здесь начинается поле для фантазий. Основных идей две.

Одни говорят, что в мире введут некий социальный налог на робота: если компания вдруг меняет живого человека на машину, она должна будет его финансировать.

Другие уверены, что люди, высвободившись из оков рутины, либо переучатся и уйдут в другие профессии, либо останутся в тех же сферах, но займутся более сложными и высокоинтеллектуальными задачами. Есть даже такая фантазия, что значительная часть уйдет в программисты (часть которых, кстати, тоже непременно автоматизируют).

Загвоздка в том, что нынешний технологический рывок случился буквально за 15-20 лет. И мы можем недооценивать его темпы. Люди рассуждают, что роботы могут заменить только какой-то ограниченный набор скиллов. Но, думаю, этот набор гораздо больше, чем мы предполагаем сейчас. И он будет постоянно расширяться.

Что этому способствует? В основном — развитие нейросетей, которые обучаются, соревнуясь, и умеют почти мгновенно анализировать большие объемы информации, моментально проходить по веткам принятия решений.

Уже есть самоуправляемые роботы-автомобили. А если даже не самоуправляемые, то тысячи датчиков внутри них при корректном программировании позволяют автомобилю делать самодиагностику на ходу. Чтобы будущий робот-ремонтник знал, где “лечить”. Есть роботы, собирающие автомобили, и роботы, управляющие сборщиками автомобилей. Множество рабочих и даже промежуточных профессий рано или поздно заменится.

Возьмем юриста или врача-диагноста. Для них обоих можно довольно четко прописать дерево “если — то”. Понятно, что это касается случаев, где не требуется общение с пациентом, где можно посмотреть пару кодексов и прецедентов для понимания, как поступить. Или, к примеру, бухгалтера. По большей части, они ищут данные, комбинируют, сверяют их в одном-другом-третьем месте. Существуют программы, которые уже решают базовые бухгалтерские проблемы. Они еще не умные и пока только помогают человеку. Но вскоре “докачаются”.

Если вдуматься, большинство людей на Земле занимается не очень высокоинтеллектуальным трудом. Да, сложным, да, энергозатратным, но не требующим мегакреатива. Ключевой момент: это повторяющиеся вещи. А значит — потенциально автоматизируемые.

Тогда можно предположить, что однажды на планете останутся только крайне умные профессии. Например, ученые, изобретатели, доктора и юристы высокого класса. В процентах от общего числа их не так много. Всех остальных можно заменить.

Кстати, есть идеи, что последними будут заменены чисто гуманистические профессии вроде психотерапевтов — те, которые должны вслушиваться в эмоциональный фон человека. Мне кажется, что психотерапевта не очень сложно заменить. Но дело в другом: человеку важно, чтобы со стороны специалиста был именно живой человек.

К переобучению на более сложную деятельность у меня тоже много вопросов.

Во-первых, многое будет зависеть от того, как выстроится система переподготовки. Если сейчас будущий эксперт обучается от простого к сложному, то как он станет профессионалом, если пропустит базовые этапы?

Во-вторых, уверен, ошибаются те, кто говорит, что люди подстроятся и будут делать что-то продвинутое. Слишком большому количеству людей придется подстраиваться. Не все способны переквалифицироваться из простой работы в сложную. Скорее, многие будут перескакивать из простой работы в простую, куда роботы еще не добрались (но доберутся — не в этом поколении, так в следующем). И рано или поздно эта гонка закончится. Так появится пласт людей, которым нечего делать и пользу они приносить не будут.

Окажется, что тренд с роботами в пределе выглядит так: есть роботы и есть люди, их контролирующие. Есть власти. Есть небольшое количество людей, без которых нельзя. И владельцы роботов, которые когда-то вложились в технологии.

Здесь у некой властной верхушки возникает вопрос: а зачем кормить всех “оптимизированных”? Не в смысле социальной ответственности или гуманитарной целесообразности, а в смысле чисто экономическом — как это реализовать?
Выходит, что у немногих, которые останутся трудиться и создавать, должно хватить ответственности, чтобы содержать всех остальных. Этих остальных будет много, но при этом они будут никому не нужны. И для них самих размывается смысл существования.

Если мы не хотим, чтобы будущее такое наступило, нужно уже сейчас думать, что с этим делать.

Сегодня не стоит вопрос, возможно ли заменить роботом человека. Потому что возможно. Главный повод для размышления: как в процессе тотальной автоматизации с одной стороны защитить нас как вид, а с другой — чтобы это еще и приносило ценность? Сохранить, просто потому что нужно сохранить — недолговечная цель, которая ведет к деградации.

Возможно, я не замечаю определенных экономических факторов, может, для какой-то работы человек всегда будет дешевле, чем робот.

К примеру, сейчас в некоторых странах регулируется трудоустройство мигрантов. Они дешевле по оплате, чем резиденты, но есть закон, не позволяющий нанять мигрантов больше определенного количества. Возможно, подобную историю сделают и с роботами — даже если робот выполняет работу дешевле и лучше.

Тут загорается вопрос ценности человека. Сейчас, в условиях того, что планета — это глобальный рынок, она определяется легко. Например, он совершает полезную работу. А если в этом не будет необходимости? Какая ценность обеспечит его право на существование? Как он сможет гармонизироваться с миром, который образуется?

Возможно, нужно дать эволюции какое-то время. Чтобы мы сами выровняли свои потребности и вышли на другой уровень, где каждому будет чем заняться без повторяющихся задач. Но, думаю, безболезненно мы к этому не придем.

Надеюсь, ситуация, описанная “в пределе”, не наступит. Совершенно точно не будет так, как сейчас говорят на конференциях, что люди будут просто постоянно переучиваться. Ведь однажды будет уже некуда переучиваться. Но, возможно, следующее поколение стартапов сместит фокус от автоматизационных и чисто экономических целей к про-человеческим. Возможно, откроются такие перспективы для человеческой занятости, которых пока что из точки здесь-и-сейчас еще не видно. Возможно, кардинально изменится сама социальная структура. Как бы там ни было, создать позитивный сценарий развития человечества — главная задача. И она уже ожидает решения.

Материал подготовлен в сотрудничестве с LIGA.net

05.07.2018
Что нового
Популярно
комментарии